Печать E-mail
Автор:   ain.ua

Беларусь неожиданно стала перспективной страной для ведения бизнеса и местом для одних из самых популярных приложений в мире, пишет финансовый еженедельник Bloomberg Businessweek.

Талмон Марко и Игорь Магазиник основали Viber два года назад. Приложение было разработано в Беларуси, однако они управляют бизнесом из Израиля.

«Когда я последний раз нанял разработчика из Калифорнии», — риторически спрашивает Марко, прогуливаясь по бульвару Независимости, центральной улице Минска. У него черные волосы, смуглая кожа и он одет в обтягивающую футболку. Бизнес-партнер Марко Магазиник, встревает в разговор. «В Силиконовой долине они могут быть в курсе новейших технологий и подходов, однако они слишком жесткие и действуют только в рамках правил», — говорит Игорь Магазиник. К тому же, американские разработчики, как и разработчики других развитых стран очень дорогие. Марко подсчитывает, сколько ему пришлось бы заплатить, бормоча цифры в шекелях, а потом переводя их в доллары. «Талантливому разработчику пришлось бы платить $130 тыс в год», — говорит он. За эту сумму 39-летний Марко и 37-летний Магазиник могут оплатить работу 7 белорусских разработчиков.

Более 100 млн пользователей используют приложение Viber, позволяющее звонить и отправлять СМС-сообщения через мобильные телефоны без платы. Viber сумел стать достойным конкурентом популярному приложению Skype. Один из инвесторов сервиса IP-телефонии Skype Говард Хартенбаум вспоминает, как 2011 год стал отправной точкой, когда продажи смартфонов впервые превысили продажи персональных компьютеров. «Я не думаю, что они выбьют Skype из бизнеса», — говорит Хартенбаум, но добавляет, что могут избавить сервис IP-телефонии от мобильного сегмента. «Skype должен рассмотреть возможность покупки Viber», — советует Говард Хартенбаум.

Несмотря на репутацию Беларуси, страна сумела превратить себя в высокотехнологическое место для бизнеса. Шесть лет назад в Минске открылась свободная экономическая зона, которая предоставляет компаниям-резидентам и их сотрудникам налоговые льготы. С тех пор белорусский технологический экспорт вырос на 2000% до $270 млн в прошлом году. Американские компании покупают половину ПО и IT-сервисов страны, а среди иностранных клиентов фигурируют такие компании как Coke, Google, Chevron, Citigroup, Thomson Reuters и другие.

От белорусских инженерных ноу-хау компания Viber получила больше, чем кто-либо. Это история успеха, которая полна парадоксов: израильский стартап работает в стране, где официально проживает менее 1% евреев; приложение предлагает пользователям свободное общение в стране, где свобода слова наказуема.

abonent.pro | PROфессиональный абонент #0

Когда армейские друзья из Тель-Авива Марко и Магазиник выпустили Viber 9 ноября 2010 года, им было отказано в размещении на израильском App Store. Тогда они решили рассказать о приложении друзьям и сделать его доступным для загрузки через веб-сайт. В первый день у Viber было 18 пользователей. К концу 16 дня их уже насчитывалось 1,4 тыс. В последующий день это количество увеличилось до 3,7 тыс. За три недели сервис собрал аудиторию в 31 тыс человек и партнеры поняли, что не прогадали разместив приложение в сети. Менее чем через месяц после запуска, аудитория Viber составляла 1,8 млн пользователей. Сегодня через Viber ежемесячно проходит 2 млрд сообщений и 1,5 млрд минут разговоров.

Идея сервиса Viber пришла к Марко и Магазинику после запуска первого стартапа iMesh, приложения для музыки в 1999 году, которая постигла легальная расправа. «Я всегда хотел говорить по телефону через IP-телефонию. Но тогда у нас не было идеи, как это сделать», — вспоминает Марко. В то время Марко часто путешествовал и использовал Skype для того, чтобы оставаться на связи с друзьями или коллегами. Разочарованный тем фактом, что ему нужно постоянно высылать приглашение перед тем как начать разговор Марко начал думать над тем, как улучшить архитектуру Skype, сохраняя при этом привлекательность бесплатных услуг. Тогда он задумал Viber, приложение которое работает в синхронизации со смартфоном, делает пользователем постоянно доступными и принимает звонки поверх звонков мобильных операторов и не берет за это непомерную плату.

Приложение Viber создано с упором на смартфон. Когда пользователь осуществляет звонок через Viber, его запрос попадает на центральный сервер компании. Сервер проверяет, работает ли Viber в фоновом режиме. Если это так, телефон начинает звонить, если нет – собеседник получает push-уведомление на свой телефон, который автоматически запускает Viber. Как только собеседник отвечает на звонок, аудиосигнал передается на ближайший сервер Viber, обеспечивая стабильный сигнал. Далее Viber делает попытки наладить интернет-соединение между пользователем и его собеседникам, а не пользуется локальным сервером. Если пользователь осуществляет звонок через сеть Wi-Fi и уходит от радиуса действия этой сети, Viber переключает звонок на 3G-связь. Все это происходит без участия пользователя.

В отличие от Skype, который спрашивает у пользователя разрешение на добавление контакта, Viber после регистрации предоставляет доступ к существующей телефонной книге. Этот доступ имеет решающее значение для интеграции приложения Viber со смартфоном. Сервис сохраняет телефонные книги пользователей на серверах компании, доступ к которым имеют только специалисты по безопасности. «Даже у меня нет доступа к этой информации. Впрочем, как и у Игоря», — резюмирует Марко.

Компания вышла на рынок, на котором Skype располагает штатом в 1 тыс сотрудников и десятилетним опытом работы. В тоже время у Viber было 10 сотрудников, менее $1 млн потраченного на раскрутку и никакого маркетингового бюджета. Когда спустя месяц после запуска информация о новом приложении разлетелась по всему миру, компания оказалась технически неготова к такому наплыву пользователей. Марко и Магазиник начали отчаянно арендовать хостинговое место на серверах, расположенных по всему миру (в Японии, Бразилии, Ирландии, Австралии, где угодно) и разрабатывали технологию их использования.

Это не помогло, когда Viber столкнулся с трудностями, связанными с некоторыми телекоммуникационными операторами, которые отказались иметь дело с приложением, которое ставит перед собой цель убить мобильную связь. Запреты пришли со стороны телекоммуникационных операторов IR-MCI в Иране и MTN в Сирии и Йемене. В компании Viber говорят, что английское подразделение Vodafone также пыталось ограничить пропускную способность звонков через Viber. Впрочем, позже Vodafone отрицал принятие таких мер.

Несмотря на популярность Skype в качестве настольного приложения для персональных компьютеров, ему не удалось завоевать любовь мобильных пользователей. Менеджмент, который поменялся в Skype, после его продажи в 2011 году компании Microsoft, возможно ограничивает способности конкурировать на мобильном рынке. Android-версия приложения Skype вышла в октябре 2010 года, спустя два года после запуска этой ОС. В тоже время, мобильная аудитория Skype приближается к 1 млрд, что в 10 раз больше чем у Viber. Марко и Магазиник говорят, что в скором времени приложение сможет преодолеть этот разрыв. И партнеры знают, как это сделать.

Во время работы в iMesh, Марко и Магазиник работал с белорусским разработчиком, через аутсорсинговую компанию в Киеве. Когда пришло время собрать группу программистов для написания кода для Viber, они вспомнили о талантливом разработчике, который в то время уехал из Украины домой в Беларусь, где выпускалось новое поколение голодных, квалифицированных и доступных инженеров, которые находились в поисках современных и прибыльных профессий.

Марко и Магазиник обосновались в Бресте, шестом по величине городе в Беларуси. Партнеры осознали, что должны получить выгоду от талантливых местных выпускников Брестского государственного технического университета. «Когда мы начинали, на весь город был один отель», — вспоминает Магазинник. «При этом кнопки лифта просто вылетали, когда ты приезжал на свой этаж», — добавляет он.

Офис компании Viber в Бресте находится рядом с новой заправочной станцией «Лукойл» в тени захудалых жилых домов. Офисы чистые, современные и хорошо освещенные, а за множествам столов в его блочных комнатах сидят полные энтузиазма молодые люди. Штат компании Viber в Беларуси составляет 40 сотрудников, из общего штата в 100 человек. Все они уже миллиардеры в белорусских рублях. (Инфляция в Беларуси составила 39% в 2011 году; а курс рубля по отношению к курсу доллара составляет более чем 8.000 к 1.).

«Единственная работа, которую я мог найти, это работа на старых советских промышленных заводах или на заводах по производству железнодорожной техники», — вспоминает двадцатишестилетний Слава Еремов, который окончил Брестский государственный технический университет в 2007 году и в настоящее время работает над усовершенствованием кода приложения Viber для iPhone. «Когда я нашел эту работу, я не мог поверить, что в Бресте существуют такие компании. Мне не нужно было переезжать в другой город или другую страну. Здесь у меня появились заманчивые карьерные перспективы, а это многого стоит».

abonent.pro | PROфессиональный абонент #8

Каждый год около 4 тыс IT-специалистов выпускаются из белорусских вузов. Эти программисты также специализируются на математике, физике и других науках. Сейчас страна надеется задействовать эти научные кадры в открывающемся технопарке в Минске. Валерий Цепкало, директор технопарка, который когда-то служил в качестве посла Беларуси в США. После своего выступления в Монтерее несколько лет назад, Цепкало встретил несколько белорусов, которые работали в Силиконовой долине. «Если эти ребята успешны в Силиконовой Долине, то почему они не могут быть так же успешны в родной стране?», — задается вопросом Цепкало.

Когда Цепкало вернулся в Минск, он лоббировал интересы техно-парка в течение 15 месяцев. В конце концов, он убедил компании выделить средства, чтобы создать среду, которая будет способствовать развитию и сохранению внутренних технических талантов. Компании, которые открыли здесь свои представительства, не платят корпоративный налог, а их работники платят подоходный налог по ставке от 25% до 70% ниже, чем у работников других предприятий в Беларуси. В технопарке представлено 106 компаний, в которых работает примерно 12,5 тыс разработчиков. «Мы являемся крупнейшим кластером в Центральной и Восточной Европе», — говорит Цепкало. «Мы понимаем, что отношение к Беларуси иногда не самое лучшее. И некоторые инвесторы не хотят вкладывать сюда деньги. Но риски минимальны, а выгоды реальны», — говорит Цепкало.

На следующий день после посещения Брестского офиса, Марко и Магазиник едут полтора часа на машине за город, к озеру, где много их сотрудников пропускают по бутылочке и общаются. Некоторые из них обмотаны полотенцами, мокрыми от озера и влажными от сауны. Узбекский повар готовит плов в большом казане, а ароматный дым разлетается среди деревьев, когда заходит солнце. Когда люди расслабляются, а языки развязываются, несколько сотрудников Viber садятся вокруг костра и делятся негативом по отношению к политической системе страны.

На вопрос об опасности ведения бизнеса в стране, где суды не всегда могут защитить частную собственность, а издать книгу на крамольную тему труднее, чем ее написать, Марко смотрит так, как будто он никогда не размышлял о возможных последствиях разногласий с самодержавным режимом Беларуси. Вместо того чтобы обсуждать, что он может потерять, он предпочитает обсуждать, сколько он экономит. «Стоимость работы Viber составляет десятки тысяч долларов в месяц», — говорит он. «Мы являемся одним из крупнейших операторов по объему, а наши затраты ничтожны. Менее $ 1 млн в год».

Национальная библиотека Беларуси является одним из немногих современных зданий в Минске. Зрительный зал заполняется представителями компаний, работающих в Минске и нетерпеливыми разработчики, которые хотели бы работать на них. Симпозиум называется Mobile Monday. При входе молодые журналисты из государственных телеканалов и радиостанций проводят интервью с иностранцами. Такого рода мероприятие показывает, насколько важным для Беларуси является высокотехнологичный сектор.

После нескольких неудачных презентаций приходит время для Viber. По оживленной реакции публики можно понять, что компания сегодня делает шоу. Марко выходит на сцену. На его футболке написано «представьте человека, который никогда не перестает говорить. Свет в аудитории тухнет. Включаются прожекторы. Марко начинает презентацию со слайда, демонстрирующего первый телефон, и фокусирует внимание аудитории на прошлом.

Дешевая стоимость управления бизнеса из Беларуси позволила Марко и Магазинику финансировать расширение своей компании, без внешних инвестиций. Основным финансовым партнером компании являются израильтяне, название компании которых партнеры раскрывать отказываются. Трудно сказать, сколько может стоить Viber, так как в настоящее время компания предоставляет свои услуги бесплатно. Но Microsoft заплатил $8,5 млрд за Skype в прошлом году. И Viber имеет планы касательно внедрения платных услуг, равно как и планы на выпуск десктопной версии. «Мне нравятся компании, в которых очень легко понят, каких высот она может достичь», — говорит инвестор Skype Хартенбаум

Презентация Марко на симпозиуме Mobile Monday подходит к концу. «Каждый день к нам присоединяется 230 тыс новых пользователей», — говорит он. «Я не в курсе, знаете ли вы», — продолжает Марко, «но, Viber был создан в Беларуси». Толпа аплодирует. Кто-то свистит. Когда восторженность толпы стихает, у Марко есть только одно предложение, которым он хочет закончить свое выступление: «Мы нанимаем», — подытоживает создатель Viber.

1 Comment

Добавить комментарий

Войти с помощью: